У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

Много стран понемногу выходит из национального карантина. Это вселяет оптимизм в инвесторов и экономических аналитиков, которые ожидают быстрого оживления вместе с окончанием локдауна. А вот обосновано ли?

Хотя эпидемиологическая ситуация действительно улучшается и худшие сценарии связанные со здоровьем и экономикой не стали реальностью (что не означает, что пандемия была чепухой, а скорее то, что люди отреагировали на опасность и их действия ограничили распространение коронавируса), оптимизм некоторых инвесторов и экономических аналитиков может быть преувеличен.

Всеобщее сообщение таково, что правительства разных стран, желая избежать катастрофы здравоохранения, подавили экономику, вводя жесткие ограничения. Сложно спорить с тем, что массовое тестирование и исправный эпидемиологический анализ были лучше, чем локдауны, которые невозможно было удержать в длительной перспективе, ведь их ввели только для того, чтобы купить время, необходимое для лучшей подготовки к борьбе  с эпидемией.

Однако правда такова, что национальный карантин был только частично вызван правительством. А частично это было вызвано действиями миллионов людей, которые боялись за свое здоровье. Появляется все больше работ показывающих, что люди начали соблюдать социальную дистанцию еще до того, как правительство это приказало (что в свою очередь свидетельствует о том, что люди не безответственные глупцы, а решения «сверху» являются не единственными возможными решениями социальных проблем).

И здесь дело не в анекдотических доводах, что часть работодателей задолго до первых ограничений отправила часть работников на удаленную работу. Такие данные, как например потребление электроэнергии в Нью-Йорке, свидетельствуют о том, что люди добровольно начали сидеть на карантине еще до того, как правительство их к этому обязало. Согласно рабочему документу NBER, составленному Фелипе Л. Рохасом и другими, большинство проблем на американском рынке труда было вызвано шоком в опасении за здоровье. Иначе говоря, уменьшение трудоустройства и рост безработицы возник прежде всего из-за общей реакции на изменяющиеся эпидемиологические условия, а не из-за политики отдельных штатов, которая повлияла на это незначительно.

К похожим выводам пришел Аум с сотрудниками, которые в рабочем документе NBER исследуют случай Южной Кореи, которая н вводила локдаун, а трудоустройство все равно уменьшилось. Согласно их работе, правительственные меры отвечают не более чем за половину потерянных рабочих мест в Великобритании или США.

Также стоит обратить внимание на случай штата Висконсин. В мае Верховный суд штата отменил правительственный локдаун, позволяя выходить из дому по любым причинам и вести экономическую деятельность. Что случилось? Пандемия ударила с двойной силой? Нет. Анализ Дейва и сотрудников не нашел доводов на то, что изменение юридического состояния значительно повлияло на социальную дистанцию (за первых четыре дня люди немного больше времени проводили вне дома, после чего тенденция отвернулась, генерируя нулевой эффект нетто за весь период исследования).

Медленное оживление экономики

Удержание социальной дистанции – хотя и может означать более медленное оживление экономики в краткой перспективе, может уменьшить шанс возникновения второй волны эпидемии, что, однако, в этот период может быть полезным как для общественного здоровья, так и для экономики (исследование охватывает период до 24 мая, то есть не включает последующих протестов в США).

Как видно, национальный карантин вместе с его экономическими последствиями частично имел экзогенный, но и частично эндогенный характер, то есть вытекал из миллионов мелких решений, принимаемых ежедневно обычными людьми. Хотя возможно легче обвинять правительственные ограничения – ведь часть из них действительно была бессмысленной, часть правильных решений была хорошей лишь из-за отсутствия лучших решений, часть вводилась хаотично, часть поздно – лучше смириться с тем, что эпидемии или другие катастрофы время от времени случаются.

Однако не странно ли, что люди добровольно жертвовали своей свободой, закрываясь на карантине? Отнюдь. Ведь люди ценят не только свою свободу, но также свою жизнь и здоровье. А за последние девятилетия произошел значительный рост доходов и ценности человеческой жизни. Более десяти лет назад Роберт Э. Холл и Чарльз И. Джоунс доказали, что именно эти факторы отвечают за рост расходов на здоровье в американском ВВП. В общем, потребление товаров теряет значение, а потребление свободного времени (а что за этим следует и здоровья) становится все важнее. Как доказал Роберт В. Фогель в работе «Четвертое великое пробуждение и будущее эгалитаризма» в 1875 г. еда, одежда и жилье отвечали за 74 проц. потребительства в США, а свободное время лишь за 18 процентов, в то время как в 1995 году эти цифры составили 13 и 68 процентов соответственно.

Более того, в нынешнее время легче удовлетворить базовые потребности. Раньше типичное американское домашнее хозяйство работало 1405 часов на годовой запас еды, а сегодня на 20 процентов этого времени меньше уже достаточно (а к тому же намного быстрее и готовится еда). Это означает, что для удержания давних стандартов жизни, нам пришлось бы проводить на работе лишь часть того времени, которое мы проводим реально.

Прогресс после промышленной революции

Мы не работаем меньше, потому что постоянно хотим улучшать наши стандарты жизни и удовлетворять свои растущие потребности. Прогресс, который произошел после промышленной революции, помогает нам социально дистанцироваться и ограничивать свое рабочее время и потребительскую активность во время эпидемии лучше, чем ранее (например, во время испанского гриппа).

Однако вернемся к будущему после локдауна. Так как многие люди обвиняют правительство за закрытие экономики, они также надеются, что отмена правительственных ограничений быстро приведет к экономическому росту. К сожалению, эта надежда может оказаться преждевременной (если только хождение везде в масках не решит вопрос). Так как национальный карантин имел частично эндогенный характер, отмена официальных ограничений не вернет экономику на прежнюю траекторию роста, если этому не будут сопутствовать изменения снизу, а люди перестанут частично соблюдать социальную дистанцию.

Автор статьи: Аркадий Серонь, доктор экономических наук, работает во Вроцлавском университете. www.obserwatorfinansowy.pl

Фот. Amazon

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт