У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

Анализируя кондицию основных валют, сложно не заметить почти 10-процентную депрециацию доллара к евро за последние три месяца. Это падение стоимости вызывает дискомфорт среди экспертов, занимающихся международной валютной системой. 

Недавно в Финансовом обозревателе появилась интересная статья Яна Чипюры «Доллар во главе мировых валют» об использовании основных мировых валют за границами родной страны. Текст основан на твердых данных и может поэтому с ним сложно спорить. Однако его прочтение заставило меня задуматься. 

Несмотря на невообразимый прогресс технологии в течение последних лет, фотографирование процессов, происходящих в международной валютной системе (мвс) в дальнейшем напоминает процесс фотографирования второй половины прошлого столетия.

Всего 40 лет назад, с момента выполнения фотографии до ее проявления (то есть возможности посмотреть сделанную фотографию) проходило немало времени. Единственным исключением были настоящие любители фотографии, которые самостоятельно проявляли фотографии. Но и им нужно было время, чтобы добраться до лаборатории. 

Для менее влюбленных в фотографию время зависело от многих факторов, в частности от количества кадров на пленке, доступа к фотолаборатории и – не будем скрывать – от толщины кошелька. Почти каждому, кто в то время интересовался фотографией, приходилось мириться с тем, что течение времени сильно искажало пробы запечатления реальности. Анализирующие мвс эксперты сталкиваются с этой проблемой и сегодня. 

С убеждением о превосходстве 

Первый раз за последние 25 лет наблюдений и исследований я пишу о тревожных процессах, которые могут отразиться на кондиции американского доллара.  С начала обучения в ВУЗе, а точнее с момента встречи на моем пути профессора Эдмунда Петшака, я был и остаюсь (?) убежден о превосходстве американской валюты. Наверняка в большой мере благодаря моему гуру я не потерял веру в доллар даже тогда, когда почти все в моем окружении (и не только) писали о шествии евро, которое вот-вот начнется, в направлении превосходства в международной валютной системе. 

Так откуда у меня лавина неуверенности? Я считаю, что здесь вопрос многих факторов, но последней каплей стала пандемия COVID-19. 

Так не стоит ли Бенджамину Коэну обновить свою матрицу, оценивающую потенциал отдельных валют, играющих важную роль в мвс, новой позицией и добавить устойчивости родной экономике к результатам пандемии? Тем более, что COVID-19 все больше показывает экономические (и не только) слабости США. Отобразится ли нарастающая эпидемия на долларе? 

Из-за бушующей пандемии тратит силу пример американского бизнесмена, который утверждает, что доллар будет на вершине до тех пор, пока каждый будет предпочитать судиться в Нью-Йорке или Чикаго, а не в Шанхае или Пекине. Но загвоздка в том, что из-за событий последних пяти месяцев не каждый сможет добраться до Нью-Йорка или Чикаго. Кроме того COVID-19 в полной мере показывает паралич политической сцены США. 

Особо опасной задачей является прогнозирование, касающееся дальнейшего развития пандемии. Основы восстанавливаемой в Европе нормальности оказались очень нестойкими, и никто не может предвидеть дальнейшее развитие событий. 

Исключить худший сценарий невозможно

Европу может затронуть то, что сейчас происходит в Америке. Но Европа показала желание сотрудничать. Страны ЕС, в том числе еврозоны, разделяет многое, но когда надо было стать выше разногласий, то с трудом, но компромисс удалось достичь.  

Конечно, многие сомневаются, что заключенное в июле соглашение будет переломным и откроет путь к более глубокой европейской интеграции. Вопрос не в том, что будет. Наша фотография должна показать то, что есть. 

Фед: от восторга до скептицизма

Одним из основных элементов является энергетическая политика США. Инвестиции последних 20 лет в сланцы вошли в неимоверно сложную фазу. Многое свидетельствует о переинвестировании, а падение цен нефти весной этого года не дает оптимистических прогнозов. 

К этому нужно добавить непредсказуемость союза Вашингтон – Рияд. Уже сейчас говорится крупнейшем в истории кризисе между этими странами. Брошенная США на произвол судьбы саудовская Аравия может захотеть сблизиться с Китаем. 

Падение стоимости доллара на мировых рынках будет поощрять производителей нефти вырваться из неписанного правила расчетов в данной валюте.

И нельзя быть уверенным в том, что как ни крути крупнейший экспортер нефти и ее импортер, захотят рассчитываться в американской валюте. Конечно, мы все время находимся в сфере «если». Но падение стоимости доллара на мировых рынках будет поощрять производителей нефти вырваться из неписанного правила расчетов в данной валюте». 

Имела ли такая распродажа доллара лишь политическую основу? К сожалению, нет. Инвесторы все тщательнее присматриваются к центрам принятия решений, ответственных за экономические фундаменты США, то есть к Федеральной резервной системе и Министерству финансов. Ирония судьбы: весной я сам хвалил монетарные власти США за правильную реакцию на вызванный пандемией кризис. К сожалению, с течением времени приходится пересматривать свое мнение, что я со смирением и делаю. 

Я не хочу поворачиваться на 180 градусов и из адвоката Федеральной резервной системы резко становиться его ярым критиком. Это было бы несерьезно. Однако стоит отметить определенную тенденцию, сводящуюся к другому циклу формирования мнения о деятельности Федеральной резервной системы сейчас и 12 лет назад. В конце 2008 года, когда Федеральная резервная система дебютировала с неконвенциональной денежной политикой, можно было услышать много критики на ее адрес. Со временем ее заменило всеобщее одобрение. Теперь же у нас обратная ситуация. Первичное одобрение действий Федеральной резервной системы слабеет, а вокруг нарастет все больше скепсиса и сомнений. Почему? 

Одним из основных (если не основным) преимуществом США является их рынок гособлигаций. Вслед за Дэвидом Блумом я сравнил его с известными Вратами рая во Флоренции. Рынок должен гарантировать возможность эвакуации, независимо от обстоятельств. Как пишет Financial Times и другие источники, вера в непоколебимость американского рынка облигаций в первые дни COVID-19 была серьезно нарушена. 

Не всем, кто нуждался в свободных средствах, получалось быстро избавиться от правительственных облигаций. Другой вопрос в том, что ожидания рынка по отношению к ним были так раздуты, что их выполнение было бы на границе чуда. Это не отменяет факт, что не все смогли продать их в марте, особенно те, выпущенные уже некоторое время назад. Так называемые маркет-мейкеры попросту их не котировали.

Рынок не успевает за изменениями? 

Если бы проблемы американского рынка капитала ограничивались только продажей некоторых облигаций с относительно давней датой эмиссии, не было бы проблем. К сожалению, этот список немного длиннее. Как пишут журналисты Financial Times, возникает все больше сомнений, успевает ли рынок за духом времени, а точнее за торговлей облигациями на базе алгоритмов, то есть так называемой торговлей на высоких частотах (high speed algorithmic trading). 

Торговля облигациями на базе алгоритмов играет стабилизирующую роль, если на рынке царит спокойствие; вместе с ростом переменчивости начинает его дестабилизировать. 

Такого типа торговля играет стабилизирующую роль, если на рынке царит спокойствие. Но с ростом переменчивости, сдоминированный алгоритмами сегмент рынка начинает по факту его дестабилизировать. Все из-за встроенного в него механизма, который при таких обстоятельствах предписывает – из-за растущего риска – увеличивать маржу предлагаемых котировок. 

Многие рассматривают неконвенциональную денежную политику через призму как ее способности оживить экономику, так и инфляционной опасности. Значительно меньше говорится о влиянии на функционирование финансовых рынков. Именно в этом все больше видно влияние политики Федеральной резервной системы. Она начала уменьшать свою балансную сумму в октябре 2017 г. 

Последствий не пришлось долго ждать, а их пик имел место в сентябре прошлого года, так что как минимум полгода до паники, связанной с пандемией. Именно тогда имели место напряжения в защищенном сегменте денежного рынка (то есть РЕПО) и уже во второй половине сентября 2019 года Федеральная резервная система сделала поворот в своей политике. А COVID-19 лишь ускорил процесс вкачивания денег в рынок и все большей зависимости политики Федеральной резервной системы от настроений на рынке. 

Поворот Федеральной резервной системы в ее действиях использовали (и в дальнейшем используют) хедж-фонды, которые используют поддерживаемый в моменты необходимости рынок РЕПО для дешевого финансируемого выкупа. Так что не будет преувеличением утверждение, что неконвенциональная политика начинает способствовать азарту на финансовых рынках. В то время, когда все больше субъектов используют созданную систему, может складываться впечатление, что Федеральная резервная система не полностью контролирует ситуацию на рынках. 

Вышеперечисленные факторы должны, хотя бы частично, объяснить причины падения доллара за последние три месяца. Может стать катализатором постепенного ухода от использования доллара, но не факт, что станет. Отсутствие альтернативы дает властям США время на решение многих проблем, мучающих крупнейшую экономику в мире.

Анализируя последние действия монетарных властей – не только Федеральной резервной системы, но и выпускающего в крупном масштабе облигации Министерства финансов, хочется спросить: есть ли на борту пилот? 

Автор статьи: Павел Ковалевски, экономист Национального операционного управления Национального банка Польши.

 

Фот. Pikist/free domain

мобильное приложение trans.info

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт