У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

В результате пандемии в 2020 г. на 40% могут уменьшиться прямые инвестиции в мире. Предпринимателям сначала придется посчитать потери из-за вируса, оценить будущий спрос, а прежде всего, накопить прибыль, с которой реализуется большинство инвестиций. А это может занять несколько лет.

Пандемия коронавируса перевернула мир инвестиции с ног на голову. И вопрос не только в масштабе нереализованных инвестиционных проектов, а в ревизии прежних бизнес-моделей, основывающихся, прежде всего, на снижении стоимости производства посредством переноса важных составляющих производства туда в мире, где работа и сырье дешевле. Учитывая нарастающие во многих странах протекционистские настроения, такие инвестиции могут оказаться значительно затрудненными или невыгодными.

На этот риск обращает внимание опубликованный в июне ежегодный отчет (World Investment Report 2020) Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Специалисты ЮНКТАД прогнозируют, что глобальный размер прямых иностранных инвестиций (ПИИ) уменьшится с 1,54 биллиона долларов в 2019 г. до приблизительно 900 млрд долларов, минимального уровня с 2005 г. По сравнению с рекордным 2015 г. (свыше 2 биллионов долларов) падение составит 60%. Будущий год будет ненамного лучше. Следует ожидать 5-10% редукцию ПИИ. Улучшения можно ожидать не раньше 2022 г.

Остановленные инвестиции, отмененные сделки

Первой реакцией крупнейших компаний в мире на начало пандемии и введение административных ограничений, защищающих от распространения вируса между странами (локдаун), была остановка инвестиционных проектов. Свыше половины инвестиционных затрат финансируется из полученной до этого прибыли. В этом году ее не будет, а дальнейшие перспективы непонятны.

Жертвами сейчас становятся особенно крупные сделки по слияниям и поглощениям других компаний (M&A). Отчет ЮНКТАД говорит о многочисленных тому примерах. Уже 20 марта канадский холдинг Alimentation Couche-Tard отказался от приобретения за 5,9 млрд долларов нефтеперерабатывающего завода Caltex в Австралии. В то же время американская сеть магазинов Public Storage Inc. отказалась от покупки за 1,2 млрд долларов National Storage, компании похожего профиля в Австралии.

В апреле недомогающая не только из-за коронавируса компания Boeing отказалась от планов покупки за 4,2 млрд долларов третьего по размеру производителя самолетов в мире – бразильской компании Embraer. Также в апреле голландский холдинг потребительских компаний Cooperatief – от здоровья и косметики по электронику – отказался от планов аквизиции за 1 млрд долларов (посредством своей дочерней компании в США Pacific Village Group) новозеландской компании финансовых услуг Metlifecare. Введенный Китаем локдаун остановил также реализацию плана поглощения казино в Австралии компанией Melco Resorts & Entertainment из Гонконга, оператора похожих объектов в Макао.

Реализация многих проектов M&A была задержана или даже приостановлена не непосредственно из-за пандемии, но в результате отчетливо изменяющейся – под ее влиянием – регулировочной политики правительства. Правительства и руководители регулировочных учреждений стран, в которых должны были пройти поглощения национальных фирм, сейчас больше чем в прошлом боятся обвинений в слишком поспешном согласии на продажу. Это касается также планов покупки через биржу в ситуации, когда стоимость приобретаемых акций значительно упала из-за пандемии. Примером такой серьезно «рассматриваемой» финансовыми властями сделки (в конце июня было выражено окончательное согласие) была аквизиция британской компании Deliveroo американской компанией Amazon.

Правительства не хотят рисковать

Отдельные правительства по всему миру значительно интенсифицировали во время пандемии регулировочные действия в своих экономиках. Это касается также и очередных форм «антикризисных щитов» для бизнеса. С одной стороны их цель заключается в помощи отечественным компаниям (особенно маленьким), дофинансирование целых затронутых кризисом отраслей (особенно авиакомпаний, например Alitalia, Finnair, Lufthansa, Norwegian Air и сети отелей), а также сокращение административных процедур. Однако с другой стороны появляются ограничения, направленные в сторону заграничных инвесторов.

Возможность иностранных аквизиций практически до нуля ограничила Австралия.

 

Одной из первых, еще в половине марта, такие ограничения ввела Испания, приостанавливая либеральные до сих пор правила приобретения испанских компаний. В конце марта Еврокомиссия ограничила возможность инвестирования нерезидентами ЕС в европейские компании, занимающиеся здравоохранением. Несколькими днями позже возможность заграничных аквизиций практически до нуля ограничила Австралия. В начале апреля правительство Италии добавило в список стратегически важных, а что за этим следует защищенных от поглощений, компании финансовой и страховой отраслей. Тем самым они были исключены из возможности приватизации при участии заграничного капитала.

Инвестиционные ограничения посыпались по всему миру. Индия, которая только недавно разрешила заграничные инвестиции в местных угольных шахтах, в середине апреля ввела обязанность получения согласия правительства на любые финансовые инвестиции инвесторами из граничащих стран. Как легко догадаться, речь, прежде всего, о Китае. В свою очередь Канада ограничила возможность инвестирования – особенно для компаний с заграничной собственностью – в отраслях, связанных со здравоохранением.

Дальнейшие ограничения были введены также в Европе. Франция ввела дополнительную защиту биотехнологических компаний; владение более 10% их долей требует согласия госагентства. Похожие ограничения ввела Германия, где защита от выкупа акций распространяется на все компании, занимающиеся исследованиями, развитием и производством прививок и других медикаментов. Обостренные процедуры для заграничных инвесторов ввела также Венгрия.

Выигрывают поставщики, находящиеся ближе

Можно побаиваться, что вводимые ограничения заграничных инвестиций не будут иметь переходный или кратковременный характер. Сам бизнес, после опыта пандемии, также будет корректировать свою прежнюю стратегию аутсорсинга производства там, где она прежде всего дешевле. Эксперты ЮНКТАД ожидают, что ближайшее десятилетие будет временем поиска поставщиков, находящихся поближе и сокращения удлиняемых в эре глобализации цепочек поставок. В этом поможет ускорение автоматизации наиболее трудоемких производственных процессов, что в будущем сократит значение одной из основных причин переноса производства в дальние страны – низкой стоимости работы.

В результате будет меняться также география инвестиции и развития экономик, в частности промышленности. Пострадают, прежде всего, слабо развитые африканские, азиатские и латиноамериканские страны, которые до этого момента основывали свою стратегию развития на пробе найти, а затем постепенно укреплять свое место в цепочках поставок крупных глобальных концернов. Этот процесс уже начался. По оценке ЮНКТАД падение уровня инвестиции сильнее коснется развивающихся, чем развитых стран.

Наиболее податливыми на такие изменения сферами экономики будут те, которые сейчас имеют самые длинные – в географическом расстоянии – цепочки поставок. Из отчета ЮНКТАД следует, что наиболее податливой к изменениям может оказаться электроника. Производство в этой сфере разделено в среднем на 2,6 отдельных фаз, реализуемых в среднем на расстоянии 2990 км. Лишь немного менее «разбросано» по миру автомобилестроение, машиностроение, производство химикатов и даже текстиля. Именно поэтому эти отрасли производства больше всего пострадали в результате многонедельного закрытия границ и перебоев в транспортировке.

Фот. Pexels/free domain

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт