Госсектор в Украине – гигантские деньги и нулевой результат

Все новые и новые меры, направленные на повышение эффективности, не помогают - финансовый результат украинских госкомпаний из года в год ухудшается.

Trans.INFO

Trans.INFO

27.09.2021
<1000
Госсектор в Украине – гигантские деньги и нулевой результат
Фот. Лиски/liski.od.ua

Хотя доля госсектора в экономике Украины по последним данным Минэкономики Украины в первом полугодии прошлого года составляла всего 11,5 процента, а количество госкомпаний всего 4,2 процента от общего количества компаний, правительство не смогло обеспечить эффективное управление этой относительно небольшой, хотя во многих случаях стратегически важной частью украинской экономики.

Из более чем 3000 формально существующих государственных компаний – 44 процента вообще не работает, а те, которые работали в прошлом году, принесли 51,3 млрд гривен, то есть около 1,8 млрд долларов убытков. В общей сложности 463 компании принесли убыток, а еще 1530 предприятий в Минэкономики сочли неэффективными. Негативные тенденции в 2020 году продолжились и в первом квартале текущего года.

Стратегическая драма

Среди пикирующих компаний были даже имеющие такое стратегическое значение для функционирования экономики, как нефтяная компания «Нафтогаз Украины» или государственная железная дорога «Укрзализныця» (УЗ).

Консолидированный убыток Нафтогаза Украины за 2020 год достиг 19 млрд гривен, при этом компания получила 32 млрд гривен помощи из госбюджета, тогда как годом ранее компания достигла прибыли в размере 63 миллиарда гривен – рассказал в интервью Интерфакс-Украина исполняющий тогда обязанности министра энергетики, а в мае назначенный главой Нафтогаза Юрий Витренко.

«В последний раз «Нафтогаз» понес убытки в 2015 году, и после этого считалось, что проблема хронических убытков преодолена. Поэтому возвращение в не очень хорошо прошлое не может не вызывать беспокойства и не может не приводить к соответствующим решениям» – комментировал Юрий Витренко.

В дополнение к финансовым результатам операционные результаты также были неудовлетворительными, и дочерняя компания Нафтогаза Укргазвыдобування снизила добычу природного газа, хотя в то же время ее частные конкуренты увеличили добычу. Неудовлетворительной была признана также работа правления и наблюдательного совета.

«Ответственность за неудовлетворительные результаты работы ложится в первую очередь на исполнительный орган компании, в данном случае на правление и его главу, но наблюдательный совет, в соответствии с законом и международными стандартами, должен контролировать и регулировать исполнительный орган» – оценил Юрий Витренко.

Катастрофической ситуацией на железной дороге занялся в конце июля Совет национальной безопасности и обороны. СНБО заявил, что ситуация Укрзализныци свидетельствует о ряде угроз государственной безопасности, связанных с критической ситуацией в компании, которая может привести к дестабилизации работы важнейших объектов инфраструктуры железнодорожной отрасли и создать реальную угрозу жизненно важным интересам Украины.

Инфраструктура и подвижной состав находятся в катастрофическом состоянии, остаются нерешенными вопросы инвестиций, занятости, тарифов и общего критического состояния компании. Долг компании составляет 35,8 млрд грн, к этому следует добавить 19,1 млрд грн задолженности филиала УЗ в оккупированной сепаратистами части Донбасса.

Инвестиционные планы не выполняются, сотрудники получают заниженную заработную плату, а закупки совершаются неэффективно. Вместо того чтобы быстро электрифицировать сети и переходить на электрический подвижной состав, УЗ закупает в России гигантские объемы дизельного топлива для своих старых тепловозов.

«Такие действия органов управления „Укрзализныци” (наблюдательного совета, председателя и членов правления) привели к возникновению критической ситуации в компании, что может привести к дестабилизации ее работы и создать реальный риск для экономики и безопасности страны» – оценивает СНБО.

Рейтинговое агентство Standard & Poor’s оценило кредитный рейтинг Укрзализныци на уровне CCC +, т. е. мусорном. Это и так прогресс, потому что до недавнего времени госкомпания могла «похвастаться» более низким рейтингом CCC. В рейтинге агентства Fitch УЗ оценена лучше – там ей присвоена оценка B.

Как комментировал украинский президент Владимир Зеленский, причина, которая поставила украинские железные дороги на грань банкротства — это кредиты на сотни миллионов долларов с высокой годовой процентной ставкой в ​​10–12 процентов – компания из-за этого несла убытки, а посредники и ее менеджмент, в процессе кредитования, получали выгоду.

Последняя идея по исправлению ситуации в стратегически важной отрасли заключается в том, чтобы государство полностью контролировало УЗ. В начале августа СНБО поручил премьер-министру Украины возложить функции главы железной дороги на министра инфраструктуры.

СНБО, как указано в официальном сообщении, «ожидает, что Укрзализныця установит экономически обоснованные тарифы на грузовые перевозки, обеспечит бесперебойные поставки для УЗ, внедрит программу реконструкции инфраструктуры и подвижного состава, организует закупку новых вагонов, обеспечит увеличение транзита и расширение сети контейнерных перевозок, а также введет скоростное движение».

Импорт кадров не помогает

Катастрофические результаты «Нафтогаза», «Укрзализныци» и других государственных компаний показывают, как миф об «эффективных западных экспертах» болезненно разбивается об украинскую реальность.

Трое из семи членов наблюдательного совета концерна «Нафтогаз Украины» и двое из семи членов правления – «люди Запада» – менеджеры, которые в основном ранее работали в европейских компаниях топливно-энергетической отрасли: вице-президенты Петрус Стефанус Ван Дриэль и Отто Ватерлендер были связаны с Royal Dutch Shell, председатель правления Клэр Споттисвуд – директор британской консалтинговой компании Gas Strategies, а член правления Бруно Лескоер был членом правления Électricité de France, только третий западный член правления Людо Ван дер Хейдена не имеет опыта работы в отрасли и является финансистом.

«Импортированы» из-за границы также трое из пяти членов наблюдательного совета Укрзализныци и один из пяти членов правления. Однако, что касается квалификации, здесь ситуация иная, чем в «Нафтогазе».

В наблюдательном совете нет никого, кто бы специализировался на железных дорогах – Шевки Акунер из Турции и литовец Аудикас Адомас Азуолас – финансисты, австриец Андреас Матье имеет опыт работы в топливной отрасли, есть даже журналист от украинской стороны. Только чешский член правления Франтишек Буреш имеет большой опыт работы в железнодорожной отрасли.

Однако оказывается, что насыщение украинских компаний западными менеджерами не принесло ожидаемых результатов, а деятельность правления и наблюдательного совета Укрзализныци стала одним из направлений работы, созданной украинским парламентом в январе этого года следственной комиссии.

Как сообщало правительственное агентство Укринформ, цель комиссии – «расследование бездействия и нарушений законодательства Украины органами управления этого предприятия, которые привели к значительному ухудшению технического состояния предприятия и основных производственных показателей», планируется также проверка насколько компетенции членов правления и наблюдательного совета отвечают требованиям украинского законодательства.

Какая зарплата, такие результаты?

Также выясняется, что в крупнейших украинских госкомпаниях размер заработной платы менеджмента не отображается на качестве работы, измеряемом результатами компании.

В прошлом году президент Нафтогаза заработал 347 млн ​​грн, или около 12,5 млн долларов (из них 338 млн грн – это выплата премии, которую руководство компании признало себе два года назад в связи с положительным решением арбитражного суда спора с российским Газпромом), остальные члены правления компании заработали от 45,9 млн до 93,8 млн грн (в эту сумму входит базовый оклад, различные виды бонусов и премий), а все правление в общем заработало 610 млн грн, то есть около 22 млн долларов США.

Интересно, что среди оснований для выплаты членам правления специальных, исчисляемых миллионами гривен премий, были вроде бы стандартные, входящие в объем основных обязанностей и не заслуживающие особых наград вопросы как, например, «организация обеспечения бесперебойной подачи газа потребителям всех категорий и успешного проведения отопительного сезона 2019/2020».

Потому что Украина – дело второстепенное?

Ответ на мучающий экспертов и обычных украинцев вопрос: как так происходит, что состояние украинского госсектора ухудшается, несмотря на менеджмент, состоящий в основном из западных экспертов, а также гигантские деньги, которые он получает, неожиданно в начале августа дал бывший министр экономики Тимофей Милованов, который занимал эту должность в 2019–2020  гг., а недавно стал главой наблюдательного совета оружейного концерна Укроборонпром.

Рассказывая о своих приключениях с поездкой в ​​США, где у Милованова есть «грин-карта», бывший министр раскрыл отношение иностранных менеджеров к стране, которая доверяет им ключевые с экономической и финансовой точки зрения должности.

«Офицеры (иммиграционной службы – МК) начали расспрашивать меня о моей деятельности в Украине. Я сказал, что был министром, но у меня есть статус профессора в Питтсбурге, я плачу здесь налоги, у меня здесь есть пенсионные накопления. Так что США являются для меня домом с точки зрения своих законов.  Да, я советник офиса (президента Украины – МК), я преподаю в Киевской школе экономики и у меня несколько рабочих мест в Украине, но все это второстепенно по сравнению с преподаванием в Питтсбурге» – сообщил Милованов в беседе с сотрудниками иммиграционной службы США, проверяющими его в аэропорту.

По словам Юрия Романенко из киевского аналитического центра Украинский институт будущего, бывший министр экономики открыл суть проблемы.

«Тимофей Милованов совершил каминг-аут, который является диагнозом системы управления государством, которая сложилась за последние семь лет. Тимофей платит налоги в США, но зарабатывает миллионы в Украине, хотя считает работу здесь второстепенной. Проблема в том, что должности, которые он занимал и занимает, не второстепенные» – отмечает Романенко.

По его мнению, заполнение ключевых с точки зрения экономики и функционирования государства позиций людьми, которые рассматривают Украину как второстепенный вопрос, а также щедрое вознаграждение их деньгами из госбюджета и средствами госкомпаний, является ошибкой, которая может закончиться полной катастрофой.

Недавно украинцы получили еще одно доказательство того, о чем говорил Романенко. А именно позицию представителя США по вопросам – одобренного администрацией Джо Байдена российско-немецкого газопровода Nord Stream 2 – занял Амос Хохштейн, входивший в наблюдательный совет Нафтогаза Украины в 2017–2020 годах. Как показывает его пример, западные менеджеры, нанятые украинским правительством, не только не приносят ожидаемых результатов, но и не испытывают проблем с «переходом на другую сторону».

Автор статьи: Михаил Козак, Экономический журналист, корреспондент „Obserwator Finansowy” в Украине.

Самые популярные
комментарии
0 комментариев
Пользователь удален
Самые популярные