У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

В Европейском союзе трудоустройство женщин в качестве водителей большегрузов является одним из нескольких способов борьбы с проблемой нехватки дальнобойщиков. Заметила это также Россия и Беларусь, которые недавно сменили Трудовые кодексы и официально разрешили женщинам работать дальнобойщиками и ремонтировать автомобили. Захотят ли они работать за рулем большегрузов?

По мнению Европейского экономического и социального комитета, привлечение большего числа женщин в транспортный сектор необходимо для того, чтобы сделать его более привлекательным. Согласно международной организации автотранспортной отрасли IRU, в европейском секторе автомобильного транспорта женщины составляют только 2 проц. всех дальнобойщиков. Для сравнения, в Польше женщины составляют ок. 1,44 проц. всей профессии. 

В тоже время в России, согласно проекту “Огонька”, большегрузами управляет только ок. шестидесяти женщин. В российском законе есть оговорка, благодаря которой трудоустройство женщин все-таки было возможно, хотя и сопряжено с дополнительными сложностями для работодателей и работников. Поэтому многие компании предпочитают нанимать мужчин.

Хотя дискриминация по половому признаку запрещена законом, действующий в России перечень запрещенных для женского труда видов работ включает 456 наименований. Из этого скоро для них откроют более 300 профессий. Но почему работа водителем-дальнобойщиком была до сих пор для них закрыта?

Согласно “Огоньку”, дальнобойщицы находятся в дороге от нескольких дней до нескольких месяцев, все их рабочее время проходит в кабине фуры, на заправочных станциях и в придорожных кафе. Сейчас это вполне допустимо. Они сами свою профессию считают вполне подходящей для женщин, хоть и признают, что она не для всех – высока ответственность за дорогостоящую машину и груз, утомляют статичное положение и долгая (по 9 часов) концентрация внимания за рулем, в дороге случаются проколы колес и поломки. Оплата труда дальнобойщиков выше средней по стране, и это одна из причин, по которой женщины выбирают эту сложную профессию.

-
+

Светлана Кутова

Деньги все-таки не главное

– Я уже 23 года фуру вожу, с 1995 года. Начинала как экспедитор с дальнобойщиком, он был моим молодым человеком. Он меня и посадил за руль. Не страшно было. Я вообще технику люблю. На мотоцикле, отцовском подарке, с 13 до 15 лет каталась. В 13 лет он научил меня ездить на тракторе. Я носила ему обед в поле, а пока он обедал, я за него культивировала. С тех пор и заболела техникой. Мечтала: отучусь и сяду за руль КамАЗа. Но тогда не вышло. А вот в 23 года, после рождения детей, все-таки села за руль фуры – говорит Алена Мерзликина из города Смоленск, которая работает на трассе Россия-Финляндия.

– В 14 лет я начала заниматься картингом. Но на первой же тренировке разбила карт – просто въехала в ограждение на большой скорости. Тренер думал, что испугаюсь и больше не приду, и ошибся. С тех пор и втянулась –  теперь для меня без руля это не жизнь. Раньше, когда бывало неспокойно на душе, я садилась за руль и ехала 100 км в одну сторону и 100 км в другую. Легче становилось. Меня машина успокаивает. Я вообще с любой машиной всегда разговариваю, как с живой. И они, кажется, понимают – рассказывает Ксения Шевченко из Пятигорска. Она возит грузы по России.

– За рулем фуры я четыре года. Мой молодой человек был дальнобойщиком. Посадил меня однажды за руль фуры – и все. Я влюбилась, я бредила большими машинами! Долго не решалась сесть за руль фуры. 20 лет работала производителем оконных блоков, но мечту стать дальнобойщицей не отпускала – говорит Елена Чуфраева из Деревянки (Республика Карелия), которая ходит в рейсы по маршруту Москва – Санкт-Петербург – Финляндия.

Тяжелая ли эта работа для женщин?

В частности, это зависит. От многих факторов – техники, дорог, трассы. Сами дальнобойщицы оценивают, что хоть профессия привлекательная, работа не из легких.

– Я своих дочерей специально в детстве за руль не сажала, чтоб желания у них не возникло водителем стать. Все-таки не женское это дело. И внучку я с собой беру иногда в рейсы, чтоб она посмотрела и поняла, что нелегкое это дело. Но, когда поработаешь, это затягивает хуже наркотика. Стоит раз попробовать – и все, заболеваешь – говорит Алена Мерзликина.

-
+

Юлия Сердитова

– Я не считаю, что это совсем уж мужская работа, хоть мужчины и говорят, что тяжело за рулем по 9 часов в день. Но это от человека зависит. Если есть усидчивость и любишь дорогу, то все нормально. Я вот, например, без работы не могу сидеть – для меня пытка ждать погрузки. А колесо самой заменить – это вау! Восторг! На прошлой работе мне специально дали – сказала  самую плохую машину, несмотря на то что я девчонка, я каждый рейс ремонтировалась – Ксения Шевченко.

– Когда сын вырос, я махнула рукой на все и изменила жизнь. Я такой человек –  не люблю сидеть на месте, мне надо движение. В машине я редко готовлю еду, не хочется дымить здесь, да и для себя готовить не очень хочется. Сложности? Самое сложное было, когда я в кювет уехала. Машина была почти без тормозов, и еще перегруз у меня был. Она накатом пошла по льду, а надо было поворачивать. И я чувствую, что уже и в поворот не войду, и тормозить не успеваю. Съехала в кювет. Испугаться не успела даже. Я мандражировать начинаю только потом, когда все уже случилось – делится опытом Елена Чуфраева.

– Я бы меньше всего хотела, чтоб сын пошел по моим стопам. Раньше, когда я не знала специфики этой работы, мечтала, что сын подрастет и мы будем с ним напарниками ездить. Но потом поняла: не дай бог близким и родным этого желать –  я такое на дорогах видела! Такие жуткие аварии – говорит Юлия Сердитова из Берега в Челябинской области. Ее маршруты пролегают по всей России, от Москвы до Дальнего Востока.

Семья, деньги, мечта – что важнее?

– За руль я села в 2009 году. Сначала на пятитонник, потом на фуру пересела. Здесь можно нормальные деньги заработать. А вообще я много где работала, человек ко всему привыкает. Бывает, говорят мне, что, мол, я не на своем месте. Если бы в наше время все мужчины зарабатывали 120 тыс. рублей в месяц, любая женщина сидела бы дома и занималась любимым делом. Я хочу на лобовом стекле табличку сделать: “Не учи меня борщи варить, помоги материально”. Однажды на Новый год я загадала желание –  мужа и ребенка. И в следующем году встретила своего мужа, а у него – трехмесячная дочка – говорит Анастасия Сачко из Санкт-Петербурга. Работает преимущественно на маршруте Санкт-Петербург – Москва – Урал.

– Дома я бываю нечасто. Вот приехала недавно домой и еле уснула: посторонние шумы, лифт, вода шумит. Выходной я провела с внуками. Но к восьми вечера извелась уже. Все, говорю, поехала домой, то есть сюда (в машину). Почему-то мне здесь стало намного комфортней, никто меня не дергает, захотела спать – легла, захотела – еду. Это та свобода, которой мне всегда не хватало. Ведь вся наша жизнь выстраивается относительно детей. А теперь я решила – достаточно, хочу для себя пожить. Скучаю, конечно, по детям и внукам, но спасает видеосвязь – всегда можно пообщаться – рассказала Светлана Кутова, тоже из Санкт-Петербурга. Работает на Кавказе, Крыму, Сибири. Ездит также в Москву.

Плюс огромное желание посмотреть страну. Едешь дорогой, которой ты еще никогда не ездил, и не знаешь, что тебя ждет за ближайшим поворотом. Адреналин начинает играть! Наверно, я все-таки адреналинозависимая. Вот какой человек просто так поедет в Дагестан? Или Сибирь? А у меня были рейсы туда. Мне интересно. Один гаишник на Кавказе остановил мою фуру и сказал, что хочет просто на меня посмотреть. Потому что у них совсем другое отношение к женщинам, и поведение женщин сильно различается. Вообще, реагируют на нас, женщин-дальнобойщиц, по-разному, 50/50. Поэтому мы стараемся особо не светиться, так как не знаешь, на кого напорешься – говорит дальбойщица.

Жизнь в дороге пишет истории

Говорят, что фурщики виноваты во всех грехах на дорогах. Так как люди ездят?! Я за то, что правила надо знать и соблюдать – рассказывает Анастасия Сачко. 

Однажды баба меня подрезала, я ее хвостом прижала, морду заворачиваю и прижимаю ее к обочине. Выхожу –  сидит крутая какая-то в “Лэнд-Крузере”. Я у нее ключи забираю и говорю: “Давай я сейчас ПДД открываю, если ты мне на 20 вопросов ответишь, то верну – будет по справедливости”. Говорит: “Давай”. Из 20 вопросов ответила только на три. Ключи остались у меня.

Еду в обратную сторону, приезжает ее муж, она сидит в машине, плачет, что я у нее ключи забрала. Я ей снова 20 вопросов задала, а она опять не ответила. “И что будем делать?”- на мужа ее смотрю. А он ей: “Права отдай”. Забирает у нее права, говорит, что она никогда больше ездить не будет. “Смотрите, – говорю, – чтоб больше ее на дороге не было”. Она мне позвонила месяц спустя, говорит: “Анастасия, я правила выучила”. Я потом снова через них ехала – снова экзаменовала ее, она на все 20 вопросов ответила. Я ей: “Ты поняла, в чем смысл жизни?” Она: “Поняла”.

– Кто-то из мужчин-водителей говорит, что мое дело на кухне. Но каждый человек хочет, чтоб его в жизни запомнили, чтоб он не ушел бесследно. Поэтому человек старается себя как-то в этой жизни проявить – говорит Юлия Сердитова.

“Хозяйки дорог: как живут и работают счастливые дальнобойщицы”/Fot. kommersant.ru

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт