У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

Автоматизация и цифровизация. Это основы современной логистики. К сожалению, большинство компаний не осознают этого до сих пор. «Даже если присмотреться к крупнейшим компаниям из списка Fortune 500, я бы сказал, что 80 проц. из них знают, что трансформация важна, а 20 проц. только начинают это понимать», – предполагает Набиль Малули, Вице-президент DHL. «И это не все. Из этих 80 проц. только ок. 30 проц. сосредоточены на конкретных действиях – изменении стиля работы, внедрении новых технологий и их развитии», – добавляет он, объясняя, как выглядит такая трансформация и сколько времени должно пройти, прежде чем компания сможет увидеть вытекающую из этого выгоду.

Trans.INFO: В течение следующих 6 лет вы планируете потратить на цифровизацию целых 2 млрд евро. На что именно вы хотите предназначить эти средства?

Набиль Малули, Вице-президент DHL: Прежде всего, мы будем инвестировать в автоматизацию и робототехнику, но это только одна из областей. Как крупная организация, мы работаем в различных областях, от складских операций до обслуживания последней мили. То, куда именно мы будем вкладывать эти деньги, будет зависеть от всего плана цифровизации, который будет касаться как технологий, которые мы сами разработали, так и тех, которые мы разрабатываем вместе с нашими партнерами.

Давайте поговорим об этом сотрудничестве с партнерами. Вы являетесь оператором 3PL, что означает, что ваша роль в качестве поставщика заключается в подборе транспортных средств и контроле за их внедрением, а со стороны партнеров – в построении цепочки поставок. Так как же выглядит на практике использование инвестиций, например, в автоматизацию и робототехнику, о которых вы упомянули?

Я думаю, что построение цепочки поставок обычно требует сотрудничества. Особенно, когда речь идет о крупных компаниях, которые обычно тесно сотрудничают с нами для достижения оптимального эффекта.

Многие клиенты считают нас экспертами, у которых они могут проконсультироваться, особенно когда мы говорим о конкретных услугах, таких как услуги по экспедированию грузов. Тем не менее, вся цепочка поставок состоит из множества деталей, которые мы можем помочь сформировать. Тем более, что сегодня такая реконструкция необходима, в основном, в связи с развитием e-commerce и появлением новых технологий.

Еще 40 лет назад все было статично. Изменения произошли не так быстро, так что многие компании смогли справиться с трансформацией самостоятельно. И они делали это успешно. Однако сегодня все происходит очень быстро. Появляются новые технологии, интеграции, новые игроки на рынке, и все это делает помощь необходимой.

Компании ищут поддержки у операторов, лучших в своем классе и у логистических компаний, потому что наибольшим преимуществом сотрудничества с ними является то, что ежедневно они сталкиваются с новыми технологиями и имеют возможность их оценить. Неудивительно, что даже самые успешные компании просят о помощи.

Значит ли это, что все ваши партнеры так открыты для новых технологий? Исследования показывают, что даже 95 проц. компаний до сих пор не осознают необходимости автоматизации и оцифровки.

Я думаю, это интересный вопрос. На мой взгляд, речь идет о двух вещах: о понимании и попытках действия. Многие компании за последние три года осознали важность перемен. Однако многие из них до сих пор не начали их внедрять. Наши исследования также показывают, что, например, уровень участия в электронной коммерции очень низок.

Даже если присмотреться к крупнейшим, к компаниям из списка Fortune 500, я бы сказал, что 80 проц. из них знают, что трансформация важна, а 20 проц. только начинают это понимать. Это, однако, не все. Из этих 80 проц. только около 30 проц. сосредоточены на конкретных действиях – изменении стиля работы, внедрении новых технологий и их развитии.

Но с чем это связано? Я наткнулся на опрос, в котором почти половина респондентов сказала, что оценить преимущества автоматизации и цифровизации сложно, потому что еще слишком рано для этого. А может компании просто боятся таких экспериментов? Наверное, дорогих.

Думаю, причин много. Очень часто люди оглядываются назад в прошлое, чтобы определить свое будущее. Однако сегодня это не очень хорошая стратегия, даже если вы успешно ведете бизнес уже 30 лет, потому что, как я уже говорил, мы живем в исключительные времена.

Поэтому первая причина может заключаться в способе мышления. Люди, даже если они понимают, что изменения важны, не вводят их в жизнь. А правда такова, что компании, которые начнут действовать уже сегодня, быстро, будут иметь больше шансов на выживание. Хорошим примером тому может являться то, что происходит в розничной торговле в Соединенных Штатах. Речь идет не только о расширении деятельности Амазона, но и об изменении поведения потребителей, которые больше не хотят ходить в магазины, хотят не просто найти товар на полке, а иметь богатый опыт совершения покупок.

Вторая причина – это расчет инвестиций. Компании смотрят на новые технологии и оценивают, что их внедрение обойдется им дорого, например, в 50 млн долларов. Между тем, пока что они могли работать с инвестициями порядка 10 млн долларов. Без автоматизации, без современных технологий.

Это ошибка. Сегодня, во многих случаях, инвестирование в такие решения для логистики является ключевым поворотным моментом. Логистика привыкла быть отделом поддержки бизнеса. Сегодня она становится тем, что дает преимущество – причиной, по которой клиент выберет продукт именно данной компании, интересуясь, как быстро он его получит, сколько это будет стоить…

Поэтому я думаю, что в ближайшие пять лет у тех, кто этого не осознает, будут проблемы. Эксперты даже утверждают, что в течение десяти лет из списка Fortune 500 могут исчезнуть до 50 проц. компаний.

-
+

Каким образом тогда выглядит автоматизация у ваших партнеров? Учитывая то, о чем мы говорили до сих пор, мне кажется, что она необходима, чтобы эти компании вообще могли с вами сотрудничать и быть совместимыми.

На самом деле, речь идет вовсе не о совместимости. Дело скорее в потребностях бизнеса. Я объясню это на примере, хотя и без указания конкретных названий. У нас есть партнер из отрасли розничной торговли, ведущий бренд в мире, который приходит к нам и говорит, что хочет расширить свой бизнес в сфере e-commerce. Он ориентирован на доставку на следующий день или в тот же день, а также имеет очень широкий ассортимент SKU (складской номер, используемый в торговле для отслеживания статистики по реализованным товарам/услугам – прим. ред.).

И интересно, что в его случае, как и во многих других компаниях, с которыми мы сотрудничаем, речь идет не о расходах, а об услугах. Потому что, если у вас есть большая компания, которая ежедневно вывозит 100 тыс. товаров со склада, а коэффициент возврата составляет 30-40 проц., это означает, что больше невозможно полагаться на ручной труд.

Мы можем привести к тому, что каждый заказ, сделанный до определенного времени после обеда, будет отправлен еще в тот же день потребителям в разных частях Европы. Но, как я уже сказал, мы больше не можем полагаться на ручной труд.

Поэтому мы представляем нашему партнеру технологию, которую нужно будет начать использовать. Предлагаем тип транспортной системы, сортировщика, WMS (Warehouse Management System). Прислушиваясь к тому, чего хочет достичь партнер, мы предлагаем то, во что он должен инвестировать. Иногда может оказаться, что не все должно быть отправлено в тот же день, потому что некоторые заказы могут быть отправлены в течение 2-3 дней. Тогда инвестиции соответственно ниже – не 50 млн долларов США, а, например, 20 – 10 млн долларов США.

Тем не менее, для компании важно осознать важность услуг e-commerce. Сегодня, когда клиент нажимает кнопку «разместить заказ», все задачи по всей цепочке поставок должны выполняться очень быстро. В случае одного заказа это просто. Но подумайте о таких крупных брендах, как ASOS или Zalando, которые ежедневно отправляют десятки тысяч товаров. В их случае инвестиции в новые технологии и автоматизацию являются необходимостью.

Сколько времени требуется партнеру или клиенту, чтобы «подстроиться» под 3PL оператора, когда речь заходит об автоматизации?

Обычно от 12 до 18 месяцев. Как правило мы встречаемся с правлением, чтобы выяснить у наших партнеров, чего они хотят достичь. Затем мы собираем группы экспертов – технологических, оперативных, коммерческих – от обеих сторон. Мы составляем программу работы, а затем приступаем к ее осуществлению.

Каковы затраты?

Они разные. Каждый проект должен рассматриваться индивидуально. У нас есть партнеры, с которыми у нас очень тесные отношения, поэтому иногда мы берем на себя часть расходов по таким инвестициям. Существуют также ситуации, когда мы инвестируем, а также когда клиент инвестирует. Однако чаще всего мы разделяем расходы, внедряя новые решения вместе.

Расскажите, пожалуйста, об одном примере такого сотрудничества.

Я расскажу о таком, при котором я работал в США. У нас есть клиент, доходность которого была невысокой – около 10 проц. Ассортимент SKU был очень большим, на уровне 100 тыс. штук (ассортиментные позиции – прим. ред.).

Это бренд, который работал определенным образом в течение 40 лет. Он начал работать в сегменте e-commerce, пытаясь использовать существующую бизнес-модель. Он пришел к нам и сказал, что только что закончил отпускной сезон, но не смог достичь желаемого уровня услуг в электронной коммерции.

Мы решили, что управление этим бизнесом должно быть совершенно иным. Мы создали совместную команду, в которой мы думали о решении проблемы. Как должен выглядеть склад, как его автоматизировать, какие технологии должны использоваться, какие люди должны быть наняты и каким образом. Что касается технологий, мы говорили о выборе ряда решений – включая WMS и WES (Warehouse Execution System), интеграцию с различными другими системами, до интеграционных решений, связанных с отгрузкой товаров.

Создание такой модели сотрудничества занимает около 4 месяцев. Много времени, но это также требует много работы. Тем более что речь идет об объектах, в которых работает более тысячи человек. Только когда мы приходим к соглашению по всем вопросам, мы начинаем внедрять эти решения – заказываем системы, связанные с механизацией объекта, строим ИТ-платформу. Строительство такой инфраструктуры на складе обычно занимает от шести до 12 месяцев.

В случае, о котом я рассказываю, необходимо было построить склад площадью более 700 тыс. квадратных футов (более 65 тыс. кв.м – прим. ред.) и с очень высоким уровнем автоматизации. Это заняло у нас 18 месяцев. Первоначально здание частично управлялось вручную, а затем было полностью автоматизировано. Это обычная практика в ситуациях, когда не хватает времени для внедрения.

Однако даже когда все автоматизировано, мы все равно работаем с нашим партнером над оптимизацией решений и внедрением мобильных технологий. Такая работа никогда не заканчивается, очень важно это понять. Потому что даже самые высококлассные технологии, вероятно, уже не будут лучшими через три года. 

Сколько времени требуется компании, чтобы заметить преимущества такой автоматизации?

Это зависит от того, о какой автоматизации идет речь. Если о стационарных роботах и жесткой автоматизации (fixed automation, fixed robots), то от 2 до 6 лет. Столько времени требуется для окупаемости инвестиций. Однако если говорить о мобильных технологиях и мобильных роботах, то это происходит гораздо быстрее, фактически сразу же, потому что все чаще компании не покупают такие решения, а берут их в лизинг. В настоящее время мы наблюдаем повышенный интерес к этому последнему виду инвестиций, поскольку мобильные решения могут быть повторно внедрены и использованы в различных сферах деятельности.

С другой стороны, стационарные решения хорошо оправдывают себя в компаниях, которые имеют длительную перспективу развития, и, кроме того, знают, что профиль их клиентов и деятельности не изменится. Компании, продающие, например, джинсы для таких брендов, как Diesel или Levis, могут иметь такую перспективу даже в течение 10 лет. Возможно, для них автоматизация таким образом может быть оптимальной.

Подругому выглядит ситуация в случае таких компаний, которые работают как рыночные площадки, потому что они предлагают множество различных категорий товаров. Сегодня, например, в категории бытовой электроники, но через пять лет они могут заниматься автозапчастями, т.е. чем-то совершенно иным. Такие компании будут стремиться к большей гибкости в инвестировании, поэтому они будут сосредоточены на мобильной автоматизации.

И последнее, немного в качестве подведения итогов. Какое будущее вы видите для компаний, которые не захотят автоматизации и цифровизации?

Я не думаю, что они полностью исчезнут. Я думаю, однако, что им будет очень трудно оставаться конкурентоспособными, потому что сегодня для того, чтобы эффективно предоставлять услуги, необходимо иметь поддержку в области технологий.

Одна вещь – это целая масса данных, к которым вы получаете доступ с помощью технологии, оптимизирующей ваши бизнес-процессы. Вторая – это изменение в развитии компаний. Сегодня, если бизнес работает хорошо, компания присматривается к нему, к масштабу и технологиям, которые он использует, и заявляет, что может, используя все это, создать очередной бизнес. Примером чего является Uber. Они посмотрели на платформу, которая использовалась для поиска пассажирского транспорта и заметили, что одна и та же технология может быть полезна как для ресторанного бизнеса, так и для грузового транспорта.

В этом направлении пойдут как самостоятельные компании, так и те, которые работают с партнерами. Эти последние могут сказать – у нас есть масштаб, а у тебя, партнер, технология. Поэтому мы сможем еще теснее сотрудничать друг с другом. Думаю, таких отношений будет все больше и больше.

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт