У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

После пандемии COVID-19 в мире произойдет переоценка ценностей. С одной стороны, это очевидно – котировки на мировых финансовых рынках рухнули, а во многих случаях падения были крупнейшими за десятилетия.

С другой, более фундаментальной стороны, под удар попали традиционные факторы созидания ценностей, а важными становятся новые. Возможно, что в результате исчезнет пропасть между тем что ценят рынки и тем, что ценят люди.

Текущие оценки на финансовых рынках отображают серьезную неуверенность касательно дальнейшего пути распространения вируса и периода закрытия глобальной экономики. Сколько кварталов мы будем терять прибыль? Насколько быстро восстановится экономика?

Серьезные опасения касаются степени реального уничтожения спроса в экономике, а не только его перебоя. Сколько прежде рентабельных компаний обанкротится? Сколько людей потеряет работу и связь с рынком труда? Ответы на эти вопросы будут мерой эффективности работы правительств, фирм и банков в большой степени, чем измерения кратковременного падения ВВП.

Если бы это были единственные проблемы, которым нам надо противостоять, то можно бы применить классические мантры про ценности (например «когда ловить падающие ножи» или советы, касающиеся покупок «когда льется кровь»). Наше внимание сосредотачивалось бы – с чем мы имеем дело уже сейчас – на реальных шансах и возможностях, которые предоставил кризис: в частности в сфере удаленной работы, е-медицины, дистанционного образования, а также ускорения прохождения целых экономик  «от атомов к битам» (то есть от физического до цифрового мира).

Новые векторы развития бизнес-сектора

По мере постепенного расширения нашей цифровой и локальной жизни, а также сжимания физической и глобальной, это переломное изменение приведет как к возникновению новых, так и уничтожению старых ценностей. В дальнейшем будет цениться креативность и динамизм, однако ценность будут формировать другие векторы: экономический, финансовый, психологический и социальный. Нужно рассмотреть четыре проблемы, в очередности от наименее до наиболее значимых.

Во-первых, текущий кризис, вероятно, ускорит фрагментацию глобальной экономики. Ограничения путешествий, вероятно, будут действовать до разработки и широкого применения прививки. Но даже тогда локальный иммунитет и гибкость будут цениться больше, чем глобальная эффективность.

Во-вторых, значительная часть стоимости предприятия будет поглощена чрезвычайной финансовой поддержкой и уничтожена потерянным оборотом денежных средств. Большая задолженность фирм приведет к росту рискованности базового капитала и будет негативно влиять на их потенциал развития.

Финансовые отношения между государством и частным сектором уже сейчас радикально углубились. Как будет выглядеть выход из этой ситуации и сколько продлится? Оставит ли государство свое присутствие в бизнесе и будет ли таким образом ограничивать динамизм частных субъектов?

В-третьих, болезненный опыт одновременного кризиса в сфере здоровья и экономики изменит способ управления рисками и операционную стойкость. Используя понятия, представленные писателем Нассимом Николасом Талебом, мы входим в новый мир, в котором от фирм будет ожидаться стойкость и планирование на случай катастрофы. Благодаря этому они будут лучше готовы на случай возникновения обстоятельств с огромным влиянием на реальность которые сложно предвидеть, называемых «черными лебедями» (black swan events).

Финансовый сектор убедился в этом очень болезненно во время глобального финансового кризиса. Поэтому сегодня у банков в дальнейшем достаточно много капитала, чтобы стать частью вспомогательных действий. Какие фирмы смогут действовать при минимальной ликвидности, напряженных цепочках поставок и чисто символических аварийных планах? Какие правительства будут полагаться на глобальные рынки при выходе из локального кризиса?

В-четвертых, изменится экономическое повествование. После многих десятилетий переноса рисков на единицы, наконец-то пришел счет и люди не знают как его оплатить. Целые популяции боятся безработицы и чувствуют беспокойство, связанное с недостаточной или недоступной медицинской помощью. Эти уроки забудутся нескоро. Они повлияют на сектора, в которых функционирование основывается на агрессивной задолженности домашних хозяйств, резко растущем квартирном рынке и интенсивной экономике свободного заработка.

От рыночной экономики до рыночного общества

Это ведет нас к последней глубокой проблеме. Как утверждает философ Михаэль Сандель, в последние десятилетия имел место медленный, но неумолимый переход от рыночной экономики к рыночному обществу. Отдельные активы или деятельность все чаще должны котироваться на рынке, чтобы быть вообще оцененными. Например, компания Amazon является одной из наиболее ценных компаний в мире, а тем временем регион Амазонии не существует ни в одной бухгалтерской книге пока не будет опустошен от своей растительности и преобразован в возделываемые земли. Цена всего становится во все большей мере детерминантом ценности.

Текущий кризис может привести к перевороту этого соотношения. Публичные ценности могут быть частью формирования приватных ценностей. В кризисной ситуации общества поставили приоритет прежде всего на здоровье, а уже потом предприняли пробу справиться с экономическими последствиями. Мы знаем, что нам надо действовать как взаимозависимое общество, а не независимые единицы. В результате к таким ценностям как экономический динамизм и эффективность присоединились солидарность, справедливость, ответственность и сочувствие.

Все это следует рассматривать как тест так называемого капитализма акционеров. Когда текущий кризис закончится, фирмы будут оцениваться на основании того «что сделали во время войны», как относились к своим сотрудникам, поставщикам и клиентам, а также умели ли делиться или хотели загрести все себе.

Следует ожидать, что после кризиса, связанного с пандемией COVID-19, люди будут требовать улучшения качества и объема социальной и медицинской помощи, обращения большего внимания на управление рисками маловероятных событий (так называемые «tail risks») и более внимательного прислушивания к научным экспертам.

Важным тестом, который покажет выиграет ли новая иерархия ценностей, будет вопрос изменения климата. Ведь оно касается всего мира и является проблемой, перед которой никто не сможет устоять. Ученые говорят, что это главная опасность для будущего, а избежать ее можно только благодаря солидарному взаимодействию.

Многие приравняли кризис, связанный с пандемией COVID-19, к вооруженному конфликту. После победы в Первой мировой войне Великобританию назвали «страной, подходящей героям для жизни». Когда закончится текущая война против невидимого врага, наши амбиции должны быть еще больше – нам надо просто оставить после себя «планету, подходящую для жизни нашим внукам».

Марк Карней был главой Bank of England. Настоящая статья была напечатана в секции «Бизнес» печатного издания The Economist под названием „By invitation: Mark Carney”. Источник: www.obserwatorfinansowy.pl

-
+

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт