У Вас есть новость? Расскажите нам об этом!

Объявленный несколько лет назад план масштабной реконструкции украинской экономики завершился фиаско. По мнению части экономистов, в этом виновата ошибочно выбранная экономическая модель или сопротивление материи, причем в гораздо большей степени, чем война или экономический кризис.

Стратегия устойчивого развития «Украина 2020» предполагала, что к 2020 году страна перестанет быть европейским аутсайдером и начнет, наконец, использовать свой экономический потенциал. Через пять лет, несмотря на полосу лишений и все более сильное затягивание пояса украинцами, ничего из этого не удалось реализовать.

«Украина должна стать государством с сильной экономикой. Для этого необходимо восстановить макроэкономическую стабильность, гарантировать устойчивый рост экономики, создать благоприятные условия для ведения бизнеса и прозрачную систему налогообложения», – убеждали авторы документа, указывая на основные направления действий, которые должны были к этому привести.

В 2020 г. Украина должна была занять место в тридцатке рейтинга Всемирного Банка Doing Business, получить кредитный рейтинг агентства Standard and Poor’s не ниже BBB, а в составляемом Всемирным экономическим форумом рейтинге конкурентоспособности войти в топ сорока лучших экономик мира. ВВП Украины в пересчете на душу населения должен был достигать 16 тыс. долл. (в настоящее время составляет 3200 долл.), а прямые иностранные инвестиции должны были в 2015 – 2020 годах превысить в общей сложности 40 млрд долл. Дефицит бюджета должен был быть меньше 3 проц. ВВП, а общий долг, как тогда предполагалось, должен был не превышать порога в 60 проц. ВВП.

И что из этого вышло?

В рейтинге Doing Business Украина занимает в 2020 г. 64-ое место, хотя результат удалось улучшить. Кредитный рейтинг сегодня – всего лишь B (эмитент платежеспособен, но неблагоприятные экономические условия, скорее всего, негативно отразятся на его возможностях и готовности осуществить выплату долга).

Украина уже очередной год падает в рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума Global Competitiveness Index. В 2015 году она была на 79. позиции, в 2019 году на 85. из 141 включенных в перечень государств. Самая худшая ситуация была в финансовой системе (снижение на 19 мест с 136-го) и здравоохранения (снижение на 9 позиций, в конечном счете, на 101-ое место). Зато она решительно улучшила свои котировки в области «товарного рынка» (скачок с 73. на 57-ое. место).

Прямые иностранные инвестиции сокращаются, а инвесторы все чаще бегут из Украины. В результате о 40 млрд долл. даже не стоит мечтать. В 2015 г. инвесторы вложили в экономику Украины 2,96 млрд долл., в 2016 г. были зафиксированы рекордные 3,28 млрд долл., тогда это было уже слабее – в 2017 г. 2,2 млрд долл., в 2018 г. – 2,35 млрд долл., а в 2019 г. – 2,5 млрд долл. В общей сложности всего 13,29 млрд долл. Кроме того, по данным Украинского центрального банка НБУ, в первом квартале 2020 г. вместо роста объем инвестиций сократился на 1,6 млрд долл.

«Украина скорее наводит ужас, чем становится магнитом для международного капитала», – комментировала формирующая мнение газета «Новое время». «Инвесторы не хотят инвестировать на Украине. Однако нет никаких предпосылок для того, чтобы их настроения улучшились», – прокомментировала Анна Деревянко из Европейской ассоциации бизнеса. Это подтверждает недавнее исследование этой организации – по мнению 47,9 проц. опрошенных Украины ухудшается, иначе считают 9,4 проц.

Также не удалось достичь предполагаемых показателей, когда речь идет о размере дефицита бюджета – сегодня он составляет 7,5 проц. вместо предполагаемых 3 проц. ВВП, а государственный долг на конец первого квартала 2020 г. составил целых 78,8 проц. ВВП вместо максимум 60 проц.

Виноват «эффект Мацуямы»?

По мнению украинского экономиста Алексея Куща, проблемы Украины являются результатом принятия плохой экономической модели. «Наша страна имеет мало опыта в построении рыночной экономики. Как и у всех неофитов, это ведет к экзальтации в сфере реформ и серьезным ошибкам», – оценивает он. Как отмечает, на украинской экономике  болезненно отражается так называемый эффект Мацуямы, то есть наблюдаемое и описанное японским ученым явление, заключающееся в том, что если в экономике есть один высоко рентабельный сектор, то все ресурсы, прежде всего капитал, будут сосредоточены в этом секторе, а остальные отрасли будут недоинвестированы и с ограниченным потенциалом роста.

В условиях открытой экономики концентрация и расширение аграрного сектора ведут к краху промышленности и торможению экономического роста. Для сравнения Кущ приводит пример соседней Беларуси, которая, делая ставку на сельское хозяйство, имеет, в отличие от Украины, замкнутую экономику, применяя барьеры для поставщиков промышленных товаров из-за рубежа. Там рост в сельском хозяйстве повлек за собой развитие отечественной промышленности, ориентированной на удовлетворение ее потребностей.

«Украина – это небольшая, открытая и сырьевая экономика», – утверждает Кущ. По его мнению, чтобы переломить неблагоприятную тенденцию – у страны есть две возможности. Одна – закрытие экономики и введение протекционизма. Вторая – поддержание открытости с одновременным введением соответствующих налоговых решений, которые стимулируют инвестиции капитала в другие сектора, а не только в сельское хозяйство, например, в виде экспортных таможенных сборов на необработанные сельскохозяйственные культуры, что стимулирует развитие переработки. Однако, как отмечает Кущ, существует «институциональная ловушка – чем выше доходность компаний аграрного сектора, тем сильнее политическое лоббирование и тем меньше шансов на ввод таких изменений».

Фот. minfin.com.ua

мобильное приложение trans.info

комментарии

comments0 комментариев
thumbnail
Чтобы настроить уведомления о комментариях, перейдите в свой аккаунт