Уйдут от наказания за эксплуатацию водителей. Перевозчик достиг соглашения, хотя дорого за него заплатит

Эту статью можно прочитать в 2 минуты

После шести лет расследования бельгийское правосудие закрыло дело о социальном насилии в отношении валлонской транспортно-логистической компании Jost Group. Перевозчик заплатит штраф в размере 30 млн евро, но обвинения в торговле людьми, отмывании денег и участии в организованной преступности с него были сняты.

Уйдут от наказания за эксплуатацию водителей. Перевозчик достиг соглашения, хотя дорого за него заплатит
NotrucksNolife from FRANCE, CC BY 2.0, via Wikimedia Commons

19 января палата совета Льежа утвердила мировое соглашение между Jost Group и бельгийской прокуратурой по делу о социальном мошенничестве. Речь идет о штрафе в размере 30 млн евро, сообщает бельгийская газета Le Post.

Юрист группы, Адриан Массе, говорит о „счастливом конце” дела, поскольку с руководителя компании сняты обвинения в тяжких преступлениях. Он был обвинен в отмывании денег, участии в преступной организации и торговле людьми. Однако предприниматель ответит в уголовном процессе за несколько мелких правонарушений из области социального законодательства. Дата судебного разбирательства пока не назначена.

„В мировом соглашении нет упоминания о признании вины группы Jost, что компания восприняла с большим облегчением”, – пояснил Адриен Массе в „Le Post”.

Однако бельгийская федерация перевозчиков, UPTR, разочарована результатами более чем шестилетнего разбирательства. Она считает, что компания не понесет последствий за слишком низкую зарплату и несоблюдение правил делегирования.

„В отсутствие решения по существу дела европейские международные перевозчики не имеют ответов на важные вопросы, касающиеся, в частности, определения вознаграждения или хотя бы применения правил о делегировании водителей”, – прокомментировал соглашение Михаэль Реул, генеральный секретарь UPTR.

Также бельгийская транспортно-логистическая организация CSC-Transcom раскритиковала соглашение:

„Мы предполагаем, что сделка с федеральной прокуратурой касается фактического состояния до 2017 года. А что с преступлениями, совершенными в период с 2017 по 2020 год? Что происходит с делами, находящимися на рассмотрении других прокуроров?”, – спрашивает Роберто Паррилло, генеральный менеджер по транспорту и логистике компании CSC-Transcom.

Самые популярные
комментарии
0 комментариев
Пользователь удален
Самые популярные