Логистика восстанавливается, а коммерческие перевозки – увеличиваются. Шеф Zammler Group о ситуации в Украине

Эту статью можно прочитать в 8 минут

Война в Украине привела к серьезным экономическим потерям. Ущерб нанесенный транспортной инфраструктуре страны оценивается в 100 млрд. долларов. Множество предприятий вынуждены были закрыться, либо переехать на Запад Украины.

Логистика восстанавливается, а коммерческие перевозки – увеличиваются. Шеф Zammler Group о ситуации в Украине
Фот. Виктор Шевченко

Транспортные и логистические компании тоже пострадали из-за действий страны-агрессора. Помимо проблем, с которыми сталкивается транспортная отрасль (дефицит водителей, разрушенная дорожная инфраструктура, нехватка складских помещений, опасность для жизни сотрудников), есть и неординарные случаи.

Так, недавно украинская логистическая компания Zammler объявила, что собирается обратится в международные суды с иском против России. Причиной тому послужило использование буквы Z на военной технике России: символа, который с начала войны в Украине ассоциируется с насилием и смертью.

Дело в том, что за последние 4 года компания инвестировала в развитие бренда более 9 млн грн (280 тыс. евро), а логотип Z появлялся на наградах компании, сувенирной продукции, в печати и на телевидении. Теперь ассоциироваться с буквой Z компания отказывается, из моральных соображении. Более того, логотип Z может ставить под угрозу жизнь водителей и сотрудников компании. Zammler не остается ничего, кроме как стирать букву со своих грузовиков и подать в суд на Россию в надежде получить компенсацию.

Чтобы узнать, каковы планы компании на будущее и как она справляется в этот период, мы поговорили с Виктором Шевченко, сооснователем группы Zammler.

Ольга Корокий, Trans.INFO: Виктор, с какими проблемами сталкивается логистическая отрасль, и в частности ваша компания, в эти непростые для Украины времена?

Виктор Шевченко: Ключевых проблем несколько: украинская логистика полностью перестраивается с учетом потери авиа и морских путей. Ведь теперь есть возможность отправлять товары только по суше. А на суше – другие сложности: нехватка водителей – дальнобойщиков (многие ушли добровольцами на фронт или в тероборону) и логистические нюансы. Доступны не все дороги, подорваны многие мосты, поэтому часто приходиться двигаться совершенно новыми, не всегда безопасными маршрутами. Ну и лимит топлива на заправках создает определенные сложности в работе. Еще усложняет рабочие процессы дефицит складских площадей.

Как компания адаптировалась к реалиям войны?

24 февраля, в день начала войны, ситуация с автопарком была непонятной: в первый день, по моим наблюдениям, работало всего около 20 проц. наших машин. Сначала было особенно сложно: кто-то был напуган, не все люди выходили на связь, многие не понимали, кто и где находится. Также мы не понимали, как везти грузы и как работают заправки, где можно передвигаться, а где это очень опасно.

Фот. Грузовик Zammler попал под обстрел

В дальнейшие дни, когда стало больше информации, ситуация стабилизировалась. И мы вернулись к обычному рабочему ритму. Сейчас спрос на перевозку вырос катастрофически, но не всегда мы, да и рынок в целом, может удовлетворить этот спрос.

Переместили ли вы свою деятельность на Запад Украины?

Такая мысль была, и мы даже озадачились поиском. Мои коллеги провели анализ рынка, просмотрели все возможные варианты складских помещений. Но потом поняли, что нам ничего не подходит, нужных нам площадей в достаточном количестве просто нет. К тому же складская площадь должна быть категории А (а это четко заданные параметры). Таким требованиям не соответствовало ни одно из помещений, которые мы просматривали. В основном это были или маленькие площади, или в состоянии ремонта, либо вообще аварийные.

Хватает ли вам работников, водителей?

Квалифицированные водители были дефицитом и до войны, их не хватает и сейчас. С учетом моментов, которые я озвучивал выше: кто-то пошел на фронт, кто-то просто не хочет рисковать, отправляясь в рейс. В целом мы кардинально перестроили работу предприятия, кто-то работает удаленно, даже из других стран (наладить эту систему ранее “помог” коронавирус), кто-то в офисе.

Фот. Виктор Шевченко с командой

На сколько вам удается координировать работу с иностранными заграничными филиалами компании?

Координируемcя как и ранее, плотно и достаточно эффективно. Сейчас это особенно важно в контексте поставок гуманитарных грузов из Европы в Украину.

Помогают ли они компании оставаться на плаву?

Помогают не только самой компании, но и украинцам в целом. Я очень благодарен нашим сотрудникам, партнерам, клиентам в Польше и Казахстане. Взять, к примеру, Польшу. Там активно подключились к поиску жилья для тех наших работников, кому пришлось выехать за границу. Еще поляки помогают компании получать и перегружать гуманитарную помощь из Нидерландов и Германии.

Очень активно сработал и наш офис в Казахстане. Он сотрудничает с местной благотворительной организацией, которая собирает материальную помощь для Украины. Наш офис в Казахстане помог организовать складское хранение еды, лекарств, товаров для детей и других гуманитарных грузов. А ещё – наши специалисты консолидируют и обрабатывают эти грузы перед отправкой в Украину.

Какие грузоперевозки вы производите на данный момент и по каким направлениям?

Сейчас мы в основном занимаемся гуманитарными грузами. Перевозка “коммерции” до недавнего времени была сведена к минимуму. К примеру, за первый месяц войны у нас было 120 гуманитарных рейсов, это и с внутренними, и международными. Мы осуществляли перевозку продовольствия, лекарств, одежды, средств гигиены, амуниции и товаров для военных. Преимущественно – с запада Украины в Киев, и из Польши и Нидерландов – во Львов. Гуманитарные грузы мы возим бесплатно, просим только компенсировать топливо.

Фот. Грузовик Zammler

Но в последнее время доля коммерческих перевозок начала понемногу увеличиваться. За счет релокации в том числе. Мы все чаще возим грузы из центра на запад Украины. А на обратном пути “подхватываем” гуманитарную помощь, которая там консолидируется, и везем ее на Киев. А уже из Киева “гуманитарка” перемещается далее по Украине – туда, где она особенно необходима. Самая сложная задача – доставка грузов в зоны боевых действий. В Чернигов, Сумы, Харьков и другие горячие точки могут отправится только водители с соответствующими опытом и знаниями, либо военные.

Вы подаете в суд на Россию из-за использования буквы Z на военной технике. Какие потери понесла ваша компания за период войны и в частности, из-за использования буквы Z войсками РФ?

Только за последние 4 года в развитие бренда за предварительными подсчетами мы инвестировали более 9 млн грн (около 280 тыс. евро – ред.). А впереди, после победы Украины, нас ждет еще ребрендинг, в который придется инвестировать так же немало денег и усилий.

Логотип Z появлялся на наградах нашей компании, сувенирной продукции, в печати, на телевидении. Не говоря уже про моральный аспект – наш коллектив очень любил этот логотип, гордился им. Брендированные машины узнавали издалека, дети сотрудников рисовали Z в своих альбомах. Для нас эта история, в какой-то степени, означает потерю части компании из-за действий рашистов.

На сколько реалистично ожидать каких-либо выплат от РФ?

Россия должна быть наказана за все свои преступления против украинцев, против человечества. И против бизнеса, который также пострадал. К тому же важно создать юридический прецедент, чтобы иски подавали и другие представители коммерческого сектора, оказавшиеся в подобной ситуации. Возможно не сейчас, возможно на более поздних этапах. Тогда мы сможем дополнительно давить на россию в поле международного права.

Пока идет процесс, планируете ли вы делать ребрендинг?

Да, безусловно. Но сейчас ребрендинг – это дорого, несвоевременно. Основное для нас – обеспечить зарплаты, продолжать работу и поддерживать страну в борьбе за нашу независимую страну. А пока проводим “ребрендинг” собственными руками: снимаем лого, закрашиваем его на авто. Буква Z на борту авто создает сложности для передвижения нашим водителям, возникают вопросы на блокпостах. А учитывая то, что мы возим гуманитарные грузы, хотелось бы избежать подобных проблем.

Фот. Zammler проводит „ребрендинг”

Какие планы у компании на дальнейшее развитие?

Сейчас сложно говорить о каких-то долгосрочных планах. Горизонт планирования – 3 дня, максимум неделя. Все зависит от ситуации на фронте. Сейчас главное – выжить и закрыть первоочередные потребности: выплатить коллективу зарплату, выделить помощь тем, кто в ней нуждается. Остаются и другие текущие задачи: ремонт, заправка авто, выплата денег по контрактам с бизнес-партнерами.

Самые популярные
комментарии
0 комментариев
Пользователь удален
Самые популярные